Все борются за власть — мы боремся за жизнь.

Конец дискуссии. Как власть разучилась спорить

Глеб Фетисов
Председатель партии «Альянс Зеленых – Народная партия», член-корреспондент РАН

Все, что нынешняя власть имеет сказать самым ярким своим оппонентам, сводится к словам: «Не высовывайтесь! Помолчите!» Авторитетных критиков российской власти все меньше, их стараются дискредитировать либо выдавить из страны. С последовательным свертыванием, чтобы не сказать уничтожением, конкуренции в политике и экономике властная элита перестает быть заинтересована в незаурядных личностях. Более того, они начинают ее раздражать. С ними же нужно вести дискуссию, отвечать на их докучливые вопросы, страшно сказать – даже брать на себя некоторые обязательства по результатам обратной связи.

Примеров борьбы с инакомыслием в истории нашей многострадальной страны предостаточно. Вспомнить хотя бы, как в 1920-х выдавливали интеллигенцию, да и в царском периоде таких эпизодов полно. Традиция власть имущих в России – не церемониться, в лучшем случае – игнорировать оппонентов. Власть делом занимается: государственные задачи решает, а прочие мешают ей в этом сложнейшем благородном занятии своими придирками и пустозвонством.

Конечно, люди, обладающие критическим взглядом и смелостью доносить свою точку зрения до начальства, есть и внутри самой власти. Однако многие к настоящему времени ее уже покинули – в силу естественных причин: разочарования, усталости, желания проявить себя в чем-то другом. Кто же приходит им на смену? В основном посредственности, профессиональные лакеи, главное качество которых – лояльность. И подобный стиль подбора кадров каскадируется вниз – по ведомственной иерархии.

Не секрет, что в администрации президента принято ругаться матом на губернаторов.

Унижая человеческое достоинство, эти люди просто заявляют, что возражать, сомневаться бесполезно – исполнять надо! Таким образом, любая дискуссия – это раздражитель, угроза комфортному правлению. В этом случае велик соблазн заткнуть оппонентам рот, создавая впечатление, что никто всерьез и не оспаривает твою мудрую политику. Характерна реакция главы государства на инциденты с участием независимых критиков Кремля. Я, дескать, толком о них и не слышал, фамилию даже не знал. Кто вообще все эти люди?

Еще будучи советским студентом, я в рамках курса экономической кибернетики усвоил простую истину: система управляющая никак не должна быть проще системы управляемой. И чем сложнее управляемая система, чем сложнее экономика и многослойнее жизнь социума, тем больше управляющая система должна впитывать в себя мозгов, анализа, разнообразных компетенций. Но у нас все наоборот: управляющее звено упрощается, а объект управления – усложняется. Решения по ключевым для страны вопросам принимаются одним человеком. Реальные полномочия не делегируются, а там, где это происходит, недостает контроля и ясных показателей эффективности.

Даже у коммунистов система госуправления была разделена надвое – экономическую и политическую зоны ответственности. Тогда в обиходе были выражения вроде «Иван Иванович на партийной работе, а Петр Петрович – на хозяйственной». Ты был либо в горисполкоме или облисполкоме, либо в горкоме или обкоме. В последних, правда, работали отделы промышленности, сельского хозяйства, но сидевшие там люди не занимались решением хозяйственных проблем – только кадрами, планами и контролем. Теперь же у нас все едино, а коллегиальность – по большей части видимость.

Мои коллеги, в том числе из Российской академии наук, все надеются, что в какой-то момент власть прозреет и поймет, что к их идеям стоит прислушаться. Считаю себя рациональным человеком: если за четырнадцать лет власть не выказывала такого желания, то почему она в будущем будет вести себя иначе? Хотелось бы верить в чудеса, но такой уж я человек – не получается.

В то же время у глухоты власти, ее нежелания воспринимать критику, к сожалению, есть и другая сторона. Диалога во многом не хочет оппозиция, зачастую не предлагающая ничего, кроме смены этой самой власти. А это едва ли ведет к конструктивному выяснению отношений, обсуждению повестки, решению насущных проблем. К тому же в своем стремлении к монополизму власть, увы, не одинока. Этой болезнью пронизано все общество. Конкуренции остро не хватает везде – даже в спорте или, скажем, шоу-бизнесе, некоторые представители которого так не любят нынешний режим.

В самом деле: на протяжении двадцати и более лет мы видим одни и те же лица. Неужели у страны закончились таланты? Или просто так устроена система, в которой голос набивших оскомину солистов – выступающих с эстрадной сцены или думской трибуны – неизменно оказывается громче?

Парламент, а вслед за ним и вся России никак не станут местом для открытой дискуссии. А взаимопонимания между властью, элитами и обществом при этом все меньше.
Есть что обсудить.

Комментарии