Все борются за власть — мы боремся за жизнь.

Глеб Фетисов: сланцевый газ на пороге

Несколько месяцев назад Украина достигла договоренностей с концерном «Royal Dutch Shell», который начал работы по геологоразведке и бурению для добычи сланцевого газа в непосредственной близости от российско-украинской границы. Уже сегодня «Royal Dutch Shell» ведет работы на Юзовской площади в Харьковской области. Буквально только что появилось и соглашение с другой транснациональной компанией – Chevron – по Олесской газоносной площади в Карпатах. Эко-активисты свидетельствуют о том, что в ряде других регионов, не затронутых официально заявленными проектами транснациональных компаний, силами местных подрядчиков также ведутся буровые работы предположительно геологоразведочного характера.  

Правительство Украины видит в добыче сланцевого газа путь к энергетической диверсификации. Но общественность Украины обеспокоена: достижение энергетической независимости может обойтись высокой ценой.

Председатель Совета по изучению производительных сил (СОПС) при Российской академии наук, член-корреспондент РАН, крупный предприниматель и инвестор, лидер экологической партии «Альянс Зеленых» Глеб Фетисов утверждает: добыча сланцевого газа в Украине спорна с точки зрения экономической эффективности и при этом может создать масштабные экологические проблемы для жителей как Украины, так и граничащих с ней регионов России и других стран.

«Как эколог, я встревожен наличием проектов по добыче сланцевого газа в непосредственной близости от русско-украинской границы. Исследования ученых свидетельствуют: это очень опасно, и с большой долей вероятности приведет к экологическому бедствию.

А как экономист, я, если честно, не понимаю их смысла. Добыча сланцевого газа стоит очень дорого, и чтобы вывести подобный проект хотя бы на минимальный уровень рентабельности, нужна масса факторов, которые в Украине, скорее всего, отсутствуют.

В итоге, мы имеем дорогой, сложный, рискованный, спорный по своим экономическим характеристикам проект – но его все равно реализуют».

В самом деле, экономический аспект добычи сланцевого газа вызывает множество вопросов. Сторонники «сланцевой революции» в Украине приводят в качестве положительного примера США, где какое-то (относительно недолгое) время подобные проекты пользовались большой популярностью.

«Однако, что для Украины в данном вопросе проводить параллели с США не только бесполезно, но даже вредно, – считает Фетисов. – Слишком большая разница между этими двумя странами. Возьмем хотя бы чисто природные факторы: в Украине газоносные горизонты имеют малую концентрацию и рассредоточены по огромным площадям (до 12 тыс. кв. км), да и глубины залегания в среднем в 2-3 раза ниже, чем в США. Это требует бурения большого количества скважин (в 50-100 раз больше, чем для традиционного газа), стоимость которых выше обычных в 2-4 раза. А сложное геологическое строение обусловливает необходимость применения необычных технических решений чуть ли не для каждого пласта в отдельности.

Еще один немаловажный фактор: США имеют огромную площадь, месторождения сланцевого газа у них приходятся на обширные малонаселенные территории. При всем вреде бурения с использованием технологии ГРП, оно хотя бы не наносит вреда здоровью жителям окрестностей. А Украина – страна компактная, густонаселенная, и так же густо заселены граничащие с ней российские регионы. Там, где предполагается развернуть буровые работы, проживают десятки тысяч людей, и их здоровью угрожает реальная опасность. Оставим в стороне этический аспект проблемы – даже если цинично рассматривать только материальный ущерб, он будет колоссальным!

Я изучил встречающиеся в открытых источниках мнения: так, украинский эксперт в области нефтегазодобычи Рябцев утверждает (Геннадий Рябцев, заместитель директора НТЦ «Психея», – прим.ред.), что долгосрочная разработка сланцевого газа в Украине будет рентабельной при его себестоимости $140-210 за 1000 м3 и очень высоких ценах на традиционный газ. Для сравнения: в США добыча сланцевого газа является конкурентоспособной при цене обычного газа более $144 за 1000 м3. А в Восточной Европе, по самым оптимистичным оценкам, точка безубыточности добычи такого газа достигается при цене традиционного газа $214 в Венгрии и $360 в Польше за 1000 м3. В Украине цифры могут быть еще выше: около $400 за 1000 м3. Напомню: цена на российский газ для Украины на начало октября колеблется в районе $400-410 за 1000 м3 и может еще снизиться по доброй воле «Газпрома» и правительства России. Таким образом, проекты по добыче сланцевого газа в Украине уже балансируют на грани убыточности».

С другой стороны, экологический аспект вопроса еще более сомнителен, чем экономический. Сланцевый газ (в отличие от добываемого обычным способом) относится к трудноизвлекаемым природным ресурсам, поскольку содержится в плотных породах с очень мелкими порами. Чтобы «достать» его оттуда, используют технологию гидроразрыва пласта (ГРП): в скважину закачивают миллионы литров жидкости, содержащей песок, воду и высокотоксичные химикаты. В «коктейле», применяемом для ГРП, содержатся в высоких концентрациях кислоты, диэтилформамид (сильно токсичен, оказывает сильное раздражающее действие, поражает нервную систему и печень, при хроническом отравлении вызывает токсический гепатит), изопропанол (вещество 3 класса опасности, сильно токсичен, поражает нервную систему и печень), и другие яды.

«Известно, что для проведения  гидроразрыва (ГРП) требуется дорогостоящее оборудование и персонал высокой квалификации: стоит допустить ошибку, и через неконтролируемо распространяющиеся трещины в породе ядовитый раствор попадает в подземные воды, оттуда в водоемы, а оттуда – в водозаборы населенных пунктов. При этом в зоне риска не только жители ближайших окрестностей: токсичные грунтовые воды могут «путешествовать» на большие расстояния, отравляя людей, живущих в десятках километров от места бурения. А ведь особенность технологии добычи сланцевого газа состоит в непрерывном бурении большого числа скважин и частом проведении ГРП. Таким образом, вероятность экологической катастрофы многократно увеличивается.

Кроме того, отработанный ядовитый раствор необходимо откачивать и утилизировать.  Токсичные отходы, размещаемые на поверхности, в результате аварийных ситуаций могут попасть в поверхностные водотоки. Сколько рек течет с территории Украины на территорию России? Развертывание добычи сланцевого газа угрожает сделать их опасными для здоровья жителей обеих стран – и Украины, и России. Загрязнение подземных горизонтов, используемых для питьевого водоснабжения, тоже может носить трансграничный характер. Как минимум, прежде чем что-либо окончательно решать, необходимо провести оценку планов ликвидации аварийных ситуаций с точки зрения трансграничного воздействия», – подчеркивает Глеб Фетисов.

Проводя недружественную экспортную политику в области поставок энергоносителей, Россия вольно или невольно оказала «медвежью услугу» не Украине, а себе и еще нескольким соседним странам. В частности, разработка Олесской площади может не только поставить «крест» на Закарпатье как на аграрном и туристическом регионе, но и накалить экологическую обстановку в приграничных областях Венгрии и Румынии.

«Само по себе стремление Украины к поиску энергетических альтернатив – тенденция позитивная. Украинцы пытаются найти новый, более разумный подход к добыче и расходованию нефти и газа, наладить производство альтернативы ископаемым углеводородам – биогаза и других видов биотоплива на основе вторичных или возобновляемых ресурсов. Россия со своей расточительностью в разработке нефтяных и газовых месторождений, со своими чудовищными масштабами сжигания попутного нефтяного газа, с замашками на чреватое тяжелыми экологическими последствиями шельфовое бурение в Арктике вряд ли имеет право судить Украину за проекты по сланцевому газу.

К тому же, не думаю, что правительство Украины одобрило бы столь сомнительный во всех отношениях бизнес-проект по доброй воле. Безусловно, его подталкивают к этому сложные политические и экономические отношения с Российской Федерацией, и, не в последнюю очередь, – политически увязанная и трудно предсказуемая ценовая политика.

Вопрос в том, что украинцы в попытках диверсифицировать свою энергетику сейчас могут сделать свою страну плохо пригодной для жизни, и заодно непреднамеренно нанести ущерб природным ресурсам своих соседей», – делает вывод Фетисов.

 

Напомним, что мораторий на использование ГРП введен на ряде территорий США. Запрещено добывать сланцевый газ в Голландии, Люксембурге, Болгарии, землях Нижняя Саксония и Северный Рейн-Вестфалия (ФРГ). А во Франции вообще введена уголовная ответственность за бурение с использованием ГРП.

«В целом ряде развитых стран сланцевый газ не добывают, поскольку заботятся об экологической безопасности и здоровье населения. Как лидер экологической партии, считаю необходимым обратить внимание руководства и России, и Украины, на то, что противоречия между ними, натолкнувшие Киев на идею добычи сланцевого газа, могут привести к экологической катастрофе в обеих странах сразу.

В то же время, добыча сланцевого газа и сланцевой нефти на собственной территории не сегодня-завтра станет проблемой и для России. В марте 2013 года Правительство России утвердило госпрограмму «Воспроизводство и использование природных ресурсов», предусматривающую «проведение работ по оценке ресурсов и запасов сланцевого газа, газовых гидратов и метана угольных пластов, прежде всего, в регионах с недостаточной обеспеченностью нефтью и газом». В свете этого в наших интересах как можно быстрее осмыслить проблемы, создаваемые добычей сланцевого газа в Украине», – подытожил Глеб Фетисов.

Комментарии