Все борются за власть — мы боремся за жизнь.

РОССИИ НУЖНА СИСТЕМНАЯ ОППОЗИЦИЯ: ЭТО ПРИВИВКА ОТ КРАСНО-КОРИЧНЕВОЙ ЧУМЫ

Глеб Фетисов
Сопредседатель партии
«Все серьезные попытки создания и финансирования у нас системной оппозиции заканчивались одинаково. Разгромом.
 
Когда Михаил Прохоров заявил о политических амбициях и финансировании партии «Правое дело», у него отобрали партию, попытались возбуждать в отношении него уголовные дела. У меня сложно отобрать партию, так как я ее отец-основатель.
 
Банкир Александр Лебедев долгие годы пытался совмещать оппозиционную политическую деятельность с предпринимательской, в итоге на месте его банка, авиакомпании и прочих предприятий теперь руины. Поэтому я сначала распродал все свои бизнес-активы, и лишь затем объявил о финансировании нового политического проекта с оппозиционными политиками Геннадием Гудковым, Ильей Пономаревым, Дмитрием Гудковым.
 
С точки зрения властей, единственная реальная возможность не дать мне финансировать политические проекты – начало уголовного преследования как бывшего собственника кредитной организации «Мой банк».
 
Я в своей жизни видел многое, - и хорошего, и плохого. Но с намеченного пути никогда не сворачивал. Это мой базовый, системный принцип. 
 
Многие, кто пересекался со мной по жизни, знают меня как человека системного. Сначала в науке, а затем и в бизнесе я ставил перед собой четкие цели, задачи и решал их системно. Поэтому всегда добивался нужного мне результата. Я не лукавлю, и не преувеличиваю: достаточно взглянуть на мой послужной список.
 
Два года назад я поставил перед собой новую цель – построение новой политической партии, не ангажированной властными структурами. Фактически с самого начала это был оппозиционный проект. Но я и тогда говорил, повторяю и сейчас: мы – системная оппозиция. Системная с точки зрения постановки целей и каждодневной работы, в первую очередь в регионах.
 
Я не понимаю, что такое несистемная оппозиция. Боевики? Экстремисты? Маргиналы-одиночки, каждого из которых волнует только одно: кто он, тварь дрожащая или право имеет? Я читал не только «Преступление и наказание» Достоевского, но и его «Бесов»: несистемная политическая борьба по определению – вне закона, вне сложившейся политической системы. Я категорический противник этого. И как человек системный, и как ответственный политик.  
 
Главная беда нынешних российских властей – стойкое неприятие любой оппозиции, если она не кормится с властной руки.
 
Но никакая цивилизованная страна не может развиваться без реальной, независимой от власти оппозиции. Какой бы устойчивой не казалась вертикаль власти, без оппозиции она не жизнеспособна. Без оппозиции всякая вертикаль власти – временная конструкция. Оппозиция – прививка от смертельных болезней общества. Как прививка от чумы, сибирской язвы, столбняка… Отсюда схожая реакции на оппозицию и обычную прививку: власть как и организм человека напрягается, начинает бороться с ней, но природа оказывается во сто крат мудрее властей – после прививки организм становится невосприимчивым к заболеваниям, а наши власти, зачищая легальную оппозицию, сами расчищают дорогу радикалам и экстремистам – красно-коричневой чуме…  
 
Мы живем не в СССР: нельзя заставить людей одобрять любые инициативы властей – всегда есть и будут миллионы недовольных ее деятельностью. Это нормально. Но без оппозиции это недовольство народных масс рано или поздно приведет к социальному взрыву и крови. В истории тому немало примеров.  В прошлом году я очень много ездил по стране, общался с разными людьми – они-то прекрасно понимают, зачем нужна оппозиция. В отличие от властей предержащих.
 
В отсутствии оппозиции власть начинает чистить себя изнутри. Ничем хорошим это не заканчивается: гидра пожирает саму себя, чтобы выжить. Как показывает опыт той же КПСС.
 
Политическая конкуренция – во благо простых людей, а не во вред. Как бы власти не пытались перевернуть всё с ног на голову и не пытались навешать на меня массу экономических преступлений.»*
 
Передано из СИЗО №5 через адвокатов Глеба Фетисова

Комментарии