Все борются за власть — мы боремся за жизнь.

Вместо повышения пенсии необходимо создавать стимулы для более позднего выхода людей на пенсию, чтобы они могли работать

Дмитрий Гудков о повышении пенсионного возраста в России

Член политического совета партии "Альянс Зеленых и Социал-демократов" Дмитрий Гудков в программе "Позиция" на радиостанции РСН.
 
Тема программы: Возможное повышение пенсионного возраста в России
 
Д. НАДИНА: У микрофона Дарья Надина. В студии член комитета Госдумы по конституционному законодательному и государственному строительству Дмитрий Гудков. Я хочу «Справедливую Россию» объявить, а понимаю, что не имею права этого сделать, потому что вы не член фракции «Справедливая Россия». Давайте начнём с заявления, которое сделал сегодня глава Минфина Антон Силуанов касательно пенсионного возраста. Это уже не первое его заявление. Так или иначе, Силуанов постоянно возвращается к тому, что для того, чтобы каким-то образом привести в порядок пенсионную систему, нужно отодвинуть пенсионный возраст до 60 лет для мужчин и для женщин. Прежде всего, это женщин касается. 

Д. ГУДКОВ: Решили дискриминировать женщин только потому, что мужчины и так с 60 лет уходят. 

Д. НАДИНА: В данном случае используется опыт Крыма, и нам говорят, что в Крыму как раз женщины выходят в 60 лет. Хотя, как мы выяснили, сегодня информация не вполне объективна и справедлива, потому что по факту сейчас в Севастополе женщины выходят в 56,5 лет. По украинскому законодательству, если говорить о пенсионной системе, у них отодвигается каждый год на полгода пенсионный возраст. Таким образом, если бы они были гражданами Украины, они выходили бы на пенсию в 60 лет. Так или иначе, Ваша позиция. Нам это необходимо? 

Д. ГУДКОВ: Позиция очень простая. У России уже нет альтернативы. Мы бездарно провели эти последние 12-13 лет. Мы не использовали, к сожалению, опыт многих развитых стран. Сейчас мы столкнулись с ситуацией, при которой нам уже в 2014 году впервые не хватило денег на выплату пенсий. Правительство довело ситуацию до того, что у нас реально, чтобы было выплатить пенсии, необходимо было конфисковать пенсионные накопления тех, кто моложе 67 года. Я хочу напомнить всем нашим слушателям, что с 2002 года 6% из каждой зарплаты человека моложе 67 года шли на пенсионные накопления, то есть это деньги, которые откладывались на старость, это наши заначки. Так вот впервые в 2014 году эти деньги были конфискованы, и они пошли на текущие выплаты пенсионерам. Как вы думаете, наши уважаемые радиослушатели, сколько в процентном соотношении денег из бюджета уходит на все пенсии? Обычно мне отвечают «5, 10, 15 %». Так вот, если мы берём средства внебюджетных фондов, то пенсия составляет 38% всех государственных расходов. У нас в этом году на пенсии бюджет Пенсионного фонда составляет 6,5 триллионов рублей. При этом на дороги у нас уходит порядка 700 миллиардов – в 10 раз меньше. Вся Олимпиада стоила нам 1,5 триллиона за 7-8 лет, а на пенсию уходит 6,5 триллионов. 

Д. НАДИНА: Дмитрий Геннадьевич, никуда не денешься. 

Д. ГУДКОВ: Это первый факт. Второй очень важный, если у нас до 2006 года соотношение работников и пенсионеров улучшалось, то сейчас идёт обратный тренд. На пенсию выходит поколение 1950-ых годов – это последнее послевоенное поколение бэйбибумеров. В трудоспособный вступает поколение 1990-ых – это поколение демографической ямы. Соответственно, у нас количество пенсионеров серьёзно увеличивается. Количество пенсионеров за эти 10 лет увеличится на 6 миллионов человек, а количество работников сократится на 10 миллионов человек. Совершенно очевидно, что к 2020 году нагрузка на бюджет будет возрастать. У России с учётом того, что мы 12 лет не вкладывали в экономику деньги из-за того, что у нас отток капиталов и единственный источник пополнения бюджета – это экспорт нефти и газа, через 5-7 лет денег на выплату пенсий будет фактически на 30% меньше. В этих условиях я понимаю, что у правительства нет никаких других инструментов. Хотя изначально, например, надо было развивать накопительную составляющую. Например, сейчас все наши накопления находятся в различных пенсионных фондах. Эти пенсионные фонды ограничены в своих действиях. У них инвестиционный портфель настолько короткий, что эти деньги вкладывать с серьёзной прибылью практически невозможно. 

Д. НАДИНА: Дмитрий Геннадьевич, нужно поставить Вашу позицию на голосование, подключить слушателей к беседе. 

Д. ГУДКОВ: Моя позиция очень простая – вместо повышения пенсии необходимо создавать стимулы для более позднего выхода людей на пенсию, чтобы они могли работать, могли в случае, если они продолжают работать и уходят через 5-7 лет, получать пенсию в 2 раза больше или на 70% больше. Это мировая практика. 

Д. НАДИНА: Итак, если вы поддерживаете Дмитрия Гудкова и считаете, что нам нужно выходить на пенсию позже… 

Д. ГУДКОВ: Нет, нам нужно создать условия для того, чтобы люди могли уходить позже. То есть, грубо говоря, человек выходит в 60 лет на пенсию. У него, допустим, «Х» пенсия, если он выходит в 65 лет или в 62 года, у него «1,5Х». Понимаете, да? Должен быть повышающий коэффициент. 

Д. НАДИНА: Голосование должно быть либо «да», либо «нет». То все, о чём Вы говорите, очень обоснованно, грамотно, чётко указывает на то, что нам нужно отодвигать пенсионный возраст и делать это именно так, как предлагает Силуанов. Нам не нужно отодвигать пенсионный возраст? 

Д. ГУДКОВ: Нужно отодвигать, но не такими методами, и это не должно быть принудиловкой. Это должно быть добровольное повышение пенсионного возраста. То есть человек должен выбирать. 

Д. НАДИНА: Всё, я вас поняла. В таком случае, если вы поддерживаете Дмитрия Гудкова, тогда 916-55-81. Если вы против, считаете, что пенсионный возраст вообще трогать нельзя, тогда 916-55-82. Дадим слушателям несколько мгновений для голосования.

Д. ГУДКОВ: Даже интересно. 

Д. НАДИНА: Прежде всего, меня интересует мнения слушателей, которые против Вас. Вы очень грамотный человек, отстаиваете свою позицию. Здравствуйте. Вы против? 

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно. Государство платить не может. А чем государство думало раньше? Вот у нас не хватает населения, которое бы работало. А они подумали о том, как женщина в 60 лет будет устраиваться на работу? Да, и мужчина, когда уже в 45 невозможно. Дайте работу до 60 лет. Вы делаете теперь то, что люди будут сидеть без зарплаты до 60 лет и без пенсии. Об этом надо думать заранее. 

Д. ГУДКОВ: На самом деле, Николай фактически сказал примерно то, что говорил я. Может, просто он сформулировал это проще. Николай, я не чиновник. Чиновники как раз-таки пытаются эту реформу реализовать. Я вообще оппозиционер. Я предлагаю совершенно другие механизмы. Именно поэтому я сказал, что с таким подходом, который предлагает Силуанов, я не согласен. Если человек может найти работу и может какое-то время ещё подождать, то, безусловно, ему нужно дать такое право выбора. Но если человек выходит позже на 2,5, на 5 лет, то ему пенсия должна быть увеличена на определённый процент. А в принудительном порядке повышать пенсионный возраст ни в коем случае нельзя. Я с Николаем здесь абсолютно согласен. Нет никаких расхождений, мне кажется, в позиции. 

Д. НАДИНА: Здесь Дмитрий Геннадьевич, может быть, Вам как законодателю выступить с инициативой? Вот то, о чём Вы сказали про то, что в 45 сложно устроиться на работу, и это объективная реальность. Госдума готова поддержать этих людей? 

Д. ГУДКОВ: Более того, мы внесли целый пакет законопроектов, и у нас среди вот этих предложений есть такое, например. Вы знаете, что работодатель за каждого работника платит страховые взносы 30%. Соответственно, для тех людей, которые вступили в пенсионный возраст, просто необходимо отменить эти страховые взносы, и тогда работодателю будет выгоднее на работу принимать людей в возрасте. 

Д. НАДИНА: Это уже оформленный законопроект. 

Д. ГУДКОВ: Например, в Сингапуре эта практика работает, и это позволяет как раз для людей пенсионного возраста трудоустроиться на работу, на хорошую зарплату. Это выгодно и людям старшего поколения, выгодно и работодателю. 

Д. НАДИНА: Когда этот закон будет рассматриваться? 

Д. ГУДКОВ: Не знаю. От меня, к сожалению, это не зависит. У меня много таких предложений, целый пакет. Можете, кстати, в моём блоге прочитать. Там есть целая пенсионная реформа, которую мы предлагали ещё в 2012 году. Но поскольку я в меньшинстве, а все решения принимает «Единая Россия», поэтому будет правильней задавать этот вопрос представителям партии власти, готовы ли они будут поддержать или нет. 

Д. НАДИНА: Вот ещё один уточняющий вопрос, потому что законопроект в той форме, как Вы его описываете, очень важный и судьбоносный для многих людей. Вы его уже внесли на рассмотрение Госдумы? Первого чтения не было? 

Д. ГУДКОВ: Нет, конечно. 

Д. НАДИНА: 788-107-0. Здравствуйте. 

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Александр. Я считаю, что надо радикально менять, причём с 1 июля этого года ввести – ровно на 5 лет поднять пенсионный возраст. 

Д. НАДИНА: На 5 лет женщинам и мужчинам? 

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, всем одинаково 60 лет сделать, и не искать причины, что нет работы, что того нет. Мы всю жизнь живём, и у нас чего-то нет. 

Д. НАДИНА: Но здесь вопрос, что у нас продолжительность жизни не такая, как в Европе, где уходят на пенсию в 62 года. 

Д. ГУДКОВ: Продолжительность жизни у нас ниже, но за счёт ранней подростковой смертности. На самом деле, для пенсии очень важно не средняя продолжительность жизни, а это называется «время дожития», то есть сколько человек живёт после достижения пенсионного возраста. Мы не сильно отстаём от граждан европейских стран. У нас, кстати, возраст этого дожития увеличивается, поэтому и нагрузка на Пенсионный фонд возрастает. Повышать надо, но добровольно. Не согласен с тем, что сразу взять и на 5 лет повысить. Я часто бываю в регионах. Там люди фактически выживают. Постоянно повышаются тарифы, нужно платить за квартиру. Постоянно повышаются цены в магазинах. Люди просто не выживут, если это сделать сразу, да и на 5 лет. 

Д. НАДИНА: В таком случае пенсия станет выше? Она будет проиндексирована каким-то образом? 

Д. ГУДКОВ: Для того, чтобы даже поддержать текущие выплаты через 5-7 лет, нужно увеличить Пенсионный фонд на 30%. Это означает, что мы будем меньше строить дороги, вкладывать в поликлиники, в развитие экономики и так далее. Невозможно потому, что демографический тренд отрицательный. Наша страна стареет. 

Д. НАДИНА: Здравствуйте. 

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Владислав. Я категорически против повышения пенсионного возраста. Сегодня мы сделаем какие-то условия, добавим эти повышающие коэффициенты. Завтра всё это обесценится. А вот сделать адресную помощь пенсионерам, вернув закон о всяких льготах, почему бы и нет. Таким образом, мы не повысим то, что нужно для пенсии. Да, мы получим какие-то другие социальные нужды государству. По-моему, это более разумный выход или более дешёвый. 

Д. ГУДКОВ: Надо прекрасно понимать, что льготы означают, что это бесплатно будет для пенсионеров. Но бесплатный сыр бывает только в мышеловке. За это заплатит российский бюджет, как это было раньше, только это невозможно будет просчитать. Это всё равно нагрузка в том или ином виде на бюджет, поэтому необходимо развивать накопительную часть пенсии. Вот я, например, молодой человек, прекрасно понимаю, что когда я стану пенсионером, вряд ли государство сможет мне обеспечить нормальный уровень пенсии. Я хочу, чтобы с моей зарплаты 6%, как это и было, ещё мы можем выбрать накопительную часть пенсии до 2015 года, потом такой возможности не будет, хочу, чтобы 6% из моей зарплаты шли в накопительную часть. Я, например, вообще в негосударственный пенсионный фонд перевёлся. Но необходимо этим пенсионным фондам создать условия, при которых они могли бы зарабатывать на рынке. Не ограничивать их, «сюда не вкладывать, туда не вкладывать», а расширить этот инвестиционный портфель. Во всех странах мира государство финансирует 50% пенсии. Всё остальное идёт в накопление человека в течение жизни. Он накапливает необходимую сумму, которая идёт из страховых взносов. У нас этот элемент был введён, но из-за того, что была не очень эффективная работа пенсионных фондов, постоянно их ограничивали, плюс не контролировали. Эти деньги теряли свою ценность. Здесь надо навести порядок. При этом необходимо создать условия для работодателя, чтобы он пенсионеров мог нанимать на работу. 

Д. НАДИНА: Вас поддерживают 34,4% слушателей, 65,5% против. Я так и не услышала аргументированную и серьёзную позицию против, поэтому опять подключим слушателей. 

Д. ГУДКОВ: Я думаю, что это против Силуанова, а не против меня. 

Д. НАДИНА: «Голосование по пенсионному возрасту должно быть одно. Оставить всё как было». Та система накоплений, которая сейчас имеется, была выстроена Алексеем Кудриным, а Силуанов продолжает его экономическую политику, деньги вкладываются в американские ценные бумаги. Хотел бы задать вопрос, поддерживает ли он экономическую политику Кудрина?», - пишет Николай. 

Д. ГУДКОВ: Во-первых, негосударственным пенсионным фондам запрещено играть на фондовых рынках, поэтому это не совсем правда. Я думаю, что речь идёт о том, что наши заначки вкладываются в различные банки Швейцарии, США, что я не очень поддерживаю. Конечно, часть, наверно, нужно размещать на Западе, но основные деньги я бы вкладывал в развитие инфраструктуры. У нас не построены дороги, и много чего нужно поправить для того, чтобы наша экономика развивалась. 

Д. НАДИНА: Сергей пишет: «Получается, что мы работать не можем нормально, поскольку только качаем нефть и газ. Отдыхать на пенсии не можем нормально. Что делать?». «Тот один триллион рублей, который разворовывают на госзаказах, почему не хотят сократить?», - пишет Фыва. «Пенсионная накопительная часть граждан России пойдёт на выплаты пенсий крымчан. Там не такая уж большая разница, что все наши деньги идут в Крым. 

Д. ГУДКОВ: Это не совсем так. Было такое высказано опасение, я так понимаю, что основные деньги крымчанам пойдут из фонда национального благосостояния. Это и есть как раз наши заначки, которые лежали и лежат для наших пенсионеров на время кризиса. 

Д. НАДИНА: В общем и целом, мнения единого нет. Я предлагаю на этом поставить запятую. А теперь другая позиция нас интересует – по ужесточению мер, законодательства для тех, кто участвует в митингах. Вы также активно участвуете в митингах, Вы организатором выступаете. Инициативу Ваших коллег по Государственной думе, в частности Александра Сидякина, Андрея Красова, Игорь Зотова, Вы поддерживаете? 

Д. ГУДКОВ: Во-первых, эта инициатива противоречит Конституции, потому что у нас граждане мирно и без оружия могут собираться даже без всяких уведомлений. Соответственно, как я могу относиться? Это попытка вернуть нас к диктатуре. Ведь почему люди ходят на митинги? Вы думаете, что я такой любитель митингов? Я очень устал от них, но, к сожалению, очень часто приходится выходить на улицу, потому что парламентскими методами невозможно решить многие проблемы. У нас часто вырубают зелёные насаждения, у нас точечные застройки происходят, у нас постоянно государство ущемляет права граждан, причём не обязательно по политическим вопросам. Хотелось бы запретить тех чиновников, которые превращают жизнь граждан в ад, потому что если бы они не делали этого, не нужно было бы ходить на митинги. Теперь они нарушают наши права и хотят нас ещё наказывать, когда мы выходим с протестом на улицу, чтобы нас кто-то услышал. Они украинского Майдана испугались или считают, что вообще нельзя их критиковать? Если будет революционная ситуация в стране, то никакие законы не спасут. А если они хотят людей в угол загнать, то они загонят, и доведут страну до Майдана, чего не хотелось бы. 

Д. НАДИНА: Сейчас несколько подробней касательно поправок к закону о митингах, после чего мы поставим Вашу позицию на голосование. Основное ужесточение – наказание за повторное нарушение закона при организации и проведении митингов, пикетов, шествий и других массовых мероприятий. Как пояснил Александр Сидякин, один из инициаторов, изменения нужны для того, чтобы защитить граждан от демонстрантов, злоупотребляющих возможностью публичного выражения требований из солидарности или протеста. 

Д. ГУДКОВ: Дорогие друзья, представьте, что завтра в вашем дворе организуют какую-нибудь свалку, начнут точечную застройку или будут вырубать деревья. Вы захотите провести пикет? Подадите заявку? Вам раз, два, три откажут, а когда на ваших глазах будут организовывать эту свалку и спиливать деревья, вы выйдете с протестом, и вас на пять лет посадят. Вы хотите, чтобы такая ситуация возникла в вашем собственном дворе? Одно дело оппозиционеров сажать или экстремистов. Для этого все возможности есть уже в нашем законодательстве. Но если будет принят этот закон, он будет для всех – и для экологов, и для правозащитников, и для любого человека, который пытается защитить свои права, ущемлённые государством. Я против этого закона. Эколог Евгений Ветишко написал на заборе дачи губернатора Краснодарского края «Саша – вор», причём следствию сказал, что нет там никакого забора. Он за это сейчас находится в тюрьме в Тамбовской области. Вот вам результат ужесточения законодательства о митингах. 

Д. НАДИНА: Здесь я должна ещё несколько цифр привести опять же от авторов поправок к законопроекту. Согласно данным МВД из 36 граждан, задержанных 6 февраля на Манежной площади, 21 человек ранее привлекался к административной ответственности. Вот здесь как раз депутаты, инициаторы этих поправок, указывают на то, что на митинги выходят уголовники и люди, у которых не всё чисто с законом. Именно это послужило основой для этих поправок. 

Д. ГУДКОВ: Закон у нас сейчас написан таким образом – даже без этого ужесточения – что любое массовое мероприятие, где собирается больше 2 человек, можно признать несанкционированным митингом. Завтра у вас будет какая-то буйная свадьба или день рождение, и, не дай Бог, вы столкнётесь с какими-то неадекватными сотрудниками в погонах, то вся свадьба может оказаться в автозаке и продолжить празднование в каком-нибудь отделении полиции. К сожалению, скоро это будет работать не только против оппозиционеров, но против простых граждан. 

Д. НАДИНА: Неожиданные совершенно результаты голосования. Вас поддерживает 73,5% слушателей. Неожиданные потому, что мы проводили аналогичные опросы и, в общем-то, все выступали за то, что ничего страшного. 

Д. ГУДКОВ: Люди против маразма выступают, а не против ужесточения. 

Д. НАДИНА: 26,5% слушателей за эти поправки. 

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я полностью поддерживаю, чтобы не ужесточали. Во-вторых, у нас Дума так хорошо законы принимает, а против себя 20 статью Уголовного Кодекса уже 10 лет не может ввести. 

Д. НАДИНА: Спасибо, Михаил, но сейчас слово тем, кто против. Здравствуйте. 

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я за ужесточение однозначно. Я был за многие ужесточающие вещи. Это идёт только на пользу нашему государству. Во многих вопросах наше законодательство очень мягкое, либеральное. Я считаю, что нужно обратиться к практике Сингапура. Я полностью поддерживаю смертную казнь. Если коррупция в особо крупных размерах, то сразу расстрел. Также я считаю, что нужно ввести огромные штрафы за разные действия. Не дай Бог, человек покрышку пронесёт и подожжёт. Я считаю, что нужно сажать. 

Д. ГУДКОВ: У Дмитрия путаница в голове, потому что он привёл опыт Сингапура, но там так жёстко борются с коррупционерами. Если бы на Украине или в России также бы жёстко боролись с коррупционерами, смертной казни не нужно, здесь достаточно было бы 20 статьи Конвенции ООН и института конфискации награбленного. Если бы всё это работало в России и на Украине, там бы не было никаких покрышек, и люди бы не выходили против коррумпированной власти. Давайте бороться с жуликами, коррупционерами и теми, кто гражданам создаёт проблемы, вынуждает людей выходить на улицы потому, что никакая борьба с коррупцией не ведётся. Уничтожается институт выборов. Никакие нормальные люди не могут прийти к власти. Люди выходят на улицу, а их ещё и сажают за это. 

Д. НАДИНА: Серж пишет: «Так у вас практически рецидивист выступает регулярно». Да, Лимонов сегодня будет. Вчера его задержали, но сейчас его отпустили. У нас осталась ещё одна тема. Подготовка к саммиту «Большой восьмёрки» в Сочи приостановлена. Разговоры вокруг ведутся, нужна ли нам «Большая восьмёрка» или не нужна. Какова Ваша позиция? 

Д. ГУДКОВ: Во-первых, как я понимаю, «Большой восьмёрки» больше нет. Осталась «Большая семёрка». Позиция очень простая. Безусловно, Россия может обойтись без «Большой восьмёрки» так же, как без Всемирной организации здравоохранения. Мы можем вообще всё делать сами. В этом случае мы теряем технологии, возможность участия в различных международных инвестиционных программах. То есть нам будет сложнее двигаться дальше. Безусловно, мы можем без неё обойтись, но надо понимать, что даже наши отечественные автомобили, когда они собираются, то используются запчасти, например, какого-нибудь концерна Bosch, который поставляет запчасти для двигателя. Да, мы тоже без этого сможем обойтись, но автомобили будут другого качества. Здесь всё то же самое. Вообще есть, например, очень многие интересные программы экономического сотрудничества и развития. Например, они рекомендуют всем странам «Восьмёрки» подписать соглашение об обмене налоговой информацией со всеми офшорами. Если бы мы следовали давно этому тренду, у нас бы была ратифицирована 20 статья Конвенции ООН, мы бы давно заключили с офшорами эти соглашения об обмене налоговой информацией, и мы нашли там любого чиновника, любого жулика. Если мы сейчас выпадаем из этого процесса, то наше влияние в мире будет намного ниже. 

Д. НАДИНА: Так или иначе, есть теперь «Группа семи». «Большой восьмёрки» уже несколько недель фактически нет. Не понятно, что будет завтра или послезавтра. Тем не менее, на что нам нужно сейчас обратить своё внимание? Может быть, больше усилий приложить, чтобы работать со странами БРИКС? 

Д. ГУДКОВ: Обратите внимание, кто нас поддержал. Разве нас поддержали страны БРИКС? Они воздержались от голосования. Наши партнёры по СНГ нас поддержали? И дальше всё будет развиваться в этом тренде, к сожалению. Поэтому наша задача подумать, как сделать всё для того, чтобы сохранить отношения с Украиной. Давайте подумаем, а что будет с юго-востоком Украины. А вы не думаете, что там также будут свои Дмитрии Киселёвы, своя госпропаганда, там будут расти антироссийские настроения? Меня больше всего волнует, как будут складываться наши отношения с Украиной, с Евросоюзом. Бог с ней, с Америкой. Но, по крайней мере, у нас очень много экономических программ с той же Германией. Это меня волнует, потому что наш бюджет состоит из доходов от экспорта нефти и газа. Если Европа сейчас будет сокращать поставки, то надо понимать, что всем в нашей стране придётся затянуть пояса. Поставки будут падать, к сожалению, антироссийские настроения будут расти. Я бы, конечно, сделал всё для того, чтобы сохранить отношения и с Украиной, и со странами Евросоюза. 

Комментарии