Все борются за власть — мы боремся за жизнь.

Застрелили адвоката

Николай Дижур
Выстрелом в спину 30 августа 2016 года убили моего адвоката Эдуарда Мусина.
 
Мог ли я предотвратить это убийство? Мог. Но судьбу человека определяет его характер. Характер у парня был непримиримый. Он остро ощущал несправедливость и судьбу России напрочь увязывал с развитием институтов демократии. За  что и сложил голову…
 
Эдуард был высокообразованным интеллигентом. По первой специальности — программист, по второй — юрист. Какое — то время жил в Израиле. Ему не стоило большого труда создать сайт «Оболенск 24», где он практически в одиночку боролся с несправедливостью. На страницах этого «вестника правозащитника» мы и познакомились.
 
Хорошо помню тот день, когда он приехал ко мне в общественную приемную депутата и при первой же встрече рассказал свою биографию. Он был абсолютно открытым человеком. Человеком без второго дна.
 
На  этой встрече я и порекомендовал ему сосредоточится на местной повестке, потому как где он и где федеральная власть? Видя его открытость миру я хотел оградить его от невидимых с первого взгляда опасностях.
 
Хотел уберечь, а погубил.
 
Мы  провели юридическую экспертизу законодательства об отмене прямых выборов глав муниципальных городов и районов и пришли к выводу, что при принятии закона Московской области был нарушен сам порядок принятия закона. В  октябре планировали начать широкомасштабную и многоступенчатую кампанию за отмену этого закона, за восстановление демократических институтов в Московской области.
 
14 апреля 2016 года я пригласил Эдуарда на конференцию местного отделения ВПП «Единая Россия» в Серпуховский ДК «Исток», где был дан старт предварительному голосованию, в ходе которого должны были определится кандидаты в депутаты Московской областной Думы. Мы сформировали пакет нарушений действующего законодательства при проведении этой «конференции», приняли активное участие в самой процедуре «праймериз» и развернули кампанию по отмене её результатов. Венцом которой должно было стать наше обращение в суд об отмене регистрации кандидатов, выдвинутых в нарушение закона. Мои интересы в суде должен был представлять адвокат Мусин.
 
Вчера у следователя я ознакомился с письмом председателя исполком местной «ЕР», в  котором товарищ Халачева уведомляет полицию о том, что конференции...не было!
 
Львиную долю своего личного времени Эдуард отдал торжеству демократии в Оболенске. Он по детски рассуждал о том, ну почему же депутаты так настойчиво «протаскивают» поправки в устав городского поселения Оболенск, устанавливающие избрание главы поселка из числа депутатов, в то время когда КС РФ разъяснил в постановлении, что как раз на самом низовом уровне глава должен избираться свободно.
 
Несколько раз в суде он оспаривал законность избрания главы поселения из числа депутатов.
 
И  убила его на самом деле не пуля снайпера, а состоявшееся сразу же после убийства заседание совета на котором наконец-то были приняты поправки в устав узаконивающие «кривое» избрание главы поселения.
 
Выступить в защиту демократии было больше некому.
 
Выстрел в Мусина, это выстрел тотальной диктатуры устанавливаемой в Южном Подмосковье.
 
В  память о нашей дружбе и совместной работе я признаю в суде нелегитимность органов местного самоуправления Оболенска, оспорю порядок принятия закона Московской области отменяющего избрание глав городов, глав и депутатов муниципальных районов, а так же законность избрания кандидатов от «ЕР» в депутаты Московской областной Думы по Чеховскому избирательному округу.
 
Они не пройдут.