Все борются за власть — мы боремся за жизнь.

Выступление Глеба Фетисова на общественных слушаниях: «Новая модель экономического роста и задачи гражданского общества»

Глеб Фетисов
Председатель партии

Я выступаю здесь, в первую очередь, как член Общественной палаты. И хотел бы поблагодарить организаторов мероприятия за то, что они организовали такие общественные слушания. Проблема чрезвычайно актуальная. Единственное, я назвал бы эти слушания не «новая модель экономического роста», а новая модель экономического развития, потому что это более широкое понятие. Мы сегодня уже говорили о росте, и изучали разные точки зрения. Хотя я не согласен со Львом Ильичом Якобсоном, когда он обвинял Виктора Викторовича Ивантера в том, что акцент на необходимости поддерживать 4% рост – это возврат в социализм.

Как мы знаем и в рыночной экономике темпы экономического роста одна из ключевых тем теоретических исследований и точно таковой остается при нашей жизни.

Надо констатировать, что проблема разработки новой модели экономического роста, с моей точки зрения, на сегодня остается не решеной. И доклад Андрея Николаевича, профессионала очень высокого уровня, это в полной мере подтверждает. Я считаю, что нам представлен доклад очень профессиональный, а выводы абсолютно честные. Фактический доклад состоит из двух частей. В первой части описывается, что мы хотели бы достигнуть, и действительно, здесь какое-то понимание и единство есть, как говорил классик, есть консенсус, а вторая часть свелась к тому, что модели нового экономического роста у России нет, и ее не видит не только Андрей Николаевич, ее нет и у руководства страны.

И поэтому, мне кажется, надо накал эмоций немного снизить, а перейти к профессиональному обсуждению и хотя бы в общих чертах обрисовать из чего эта модель может состоять. По большому счету, такое обсуждение было устроено, и некоторые из нас принимали в нем участие. Я имею ввиду, когда разрабатывалась Стратегия 2020 и готовился доклад группы Мао – Кузьминова. Но, к моему сожалению – я высказал это на первом же заседании рабочей группы, в работе которой принимал участие - отбор предложений осуществлялся не путем голосования на рабочих группах, а посредством субъективных предпочтений сопредседателей групп, а в дальнейшем был выхолощен еще общей сводной группой. И вот сегодня, когда при презентации доклада 2020 прикрываются именами тысячи экспертов, которые якобы работали над ним – я хочу сказать, что там не тысяча экспертов, там уж точно 999, потому что я свою подпись под этим докладом поставить не могу.

Другая большая проблема, в том, что даже после того как этот «плод» больших фантазий нескольких человек был сведен – этот доклад не обсуждался широко ни в научном сообществе, ни общественностью, ни в регионах. И сегодня надо констатировать, что ничего в этой стратегии нового нет. Я не могу сказать, что эта стратегия может претендовать на какой-то новый курс, и что она является панацеей от наших бед. Это по прежнему дорожная карта в тупик, на обочину мирового экономического развития.

Единственное, что сегодня предложил Андрей Николаевич, с чем я полностью согласен - это с необходимостью проводить серьезные изменения в монетарной политике, а именно, что нам нужно обеспечить слабую девальвацию нашей валюты, ее реального курса. Полностью поддерживаю эту инициативу. Я тоже всегда выступал, за необходимость одновременного таргетирования инфляции и валютного курса.

Но начать, я считаю, нам необходимо с другого – с того, что начать наконец-то реальную борьбу с монополизацией. И в первую очередь в общественной жизни, в политической сфере. Я, как предприниматель с большим стажем, могу сказать, что российский парламент – с его доминированием Единой России и почти третью левых – социал-утопических фракций реально напрягает все предпринимательское сообщество. Оно осознает, что такой Парламент не готов защищать бизнес. Единственным защитником бизнеса, как это ни смешно сказать, сегодня является только либерально-демократическая партия и ее фракция: все мы знаем, как Жириновский защищает предпринимателей, которые, являясь членами его партии или фракции, по тем или иным причинам попадают в неугоду власти. Больше на сегодня в нашем парламенте нет ни одной фракции, которая готова бороться за интересы бизнеса, за интересы конкретных предприятий, за то, чтобы их не чморили.

А чморят сегодня, вы знаете, в основном по двум причинам. Первая – это когда намечается высокая прибыль, как, например, по проекту гостиницы Москва. Как только поняли сразу выдавили инвестора. Либо вторая причина – когда следуют какие-то заявления или действия, которые не соответствуют политическому курсу.

Вот если мы не начнем бороться с монополизмом во всех сферах общественно-экономической жизни – я считаю, что ничего, что бы мы ни провозглашали, достигнуто не будет. В США, когда формируется правительство, обычно вновь избранный президент ставит простую задачу – в каждом секторе экономики, который курирует тот или иной чиновник, во время срока его президентства должны быть созданы новые компании. Я подчеркиваю, новые компании. У нас за последние 10 лет во всех основных секторах происходит монополизация, новых компаний в ключевых отраслях российской экономики не создается. Последний яркий пример – это объединение двух крупнейших производителей минеральных удобрений.

Как человек, долгое время представлявший в Совете Федерации черноземную Воронежскую область, я хочу сказать, что тогда крестьяне знали, что если они не договорятся с одним монополистом по поставкам минеральных удобрений – они могут попытаться договориться с другим. Теперь такой ситуации на внутреннем рынке нет.

Другие тенденции, которые сейчас мы все замечаем – это монополизация в сфере алкогольной промышленности. И мы тоже понимаем, что возник определенный интерес у некоторых групп «товарищей», и они хотят подобрать эту отрасль к рукам. И все отдают себе отчет, что инструмент выбирается очень простой. У нас предприниматели «высокого полета» прекрасно понимают – для того, чтобы получать в нашей стране сверхприбыль, надо демонстрировать лояльность власти, и второе – организовывать «узкое горлышко». Чем уже оно будет, тем больше будет прибыль. А дальше – 30, 40 процентов, да, это высокая норма прибыли, но надо не забывать, что этой прибылью они делятся с теми лицами, которые обладают политической властью. В этом себе тоже надо отчет отдавать. Поэтому если мы реально посчитаем, какая там норма прибыли – то поверьте, то, что остается на руках у предпринимателей не будет отличаться от среднеевропейской.
Можно еще продолжить список таких вот монопольных игр, или монопольных партий последнего десятилетия, если использовать шахматную терминологию. Я считаю, что если власть не опомнится и уважаемое Минэкономразвития не получит картбланш и вместе с антимонопольным комитетом не встанет на защиту этой ситуации – то скоро ни о каких четырех, трех процентах роста речи быть не может – мы будем демонстрировать отрицательные темпы роста.

Следующее – я полностью поддерживаю Виктора Викторовича Ивантера и считаю, что нам, конечно, необходимо увеличивать норму накопления. Для этого, хотим мы этого или не хотим, у нас фактически остался только один явный инструмент – это бюджетный маневр, и он должен состоять в том, что государство должно вкладывать инвестиции, или инвестировать средства в экономику. Только если государство пойдет на этот шаг – только в этом случае отечественные предприниматели последуют его примеру. Бизнес – очень пугливое животное, оно хорошо видит, если государство не хочет инвестировать в собственную страну, в собственную экономику, то и бизнес никогда не будет инвестировать в экономику такой страны.

К большому разочарованию для себя я услышал, что в общем-то Минэкономразвития, и Андрей Николаевич не видит горячего желания у властей – заниматься этим бюджетным маневром. Сегодня уже сам Центральный банк признает, что половина резервного фонда является свободной к использованию, потому что они не понимают, куда можно вкладывать резервы, не рискуя ими, т.е. по крайней мере половину резервного фонда можно направить на капитальные вложения в приоритетные отрасли экономики.

И буквально две еще ремарки, что касается склонности нашего бизнеса к оттоку капитала. Опять-таки я хочу сказать, что сегодня эта тенденция налицо. Сегодня, к большому сожалению, и средний, и малый бизнес уже «голосует ногами», и многие предприниматели, с которыми я разговариваю, в предпринимательских организациях, Опора России, Деловая Россия, которые накопили несколько миллионов долларов, уже желают уехать из нашей страны. Это, конечно, страшно, если такие настроения не удастся переломить.

Но опять-таки здесь надо начинать с монополизации, смотреть, где у нас основные оттоки капитала. Кто у нас экспортирует всю нефть – уважаемая фирма Ганвор. Разве это не пример монополизации? Вся или более 50% нефти Российской Федерации, я не знаю точную цифру, проходит через одну фирму.

Поэтому никогда склонность нашего бизнеса к оттоку капитала мы не поменяем, пока власть не начнет с самих себя и с предпринимателей, которые близки к этой власти. И последнее – по монетарной политике, полностью поддерживаю выступление Татьяны Гуровой. Только я считаю, что самое главное в этой сфере – это коренное изменение эмиссионной модели. Это очень профессиональный разговор. Я думаю, что ему можно было бы посвятить отдельные общественные слушания. Но это ключевой момент. Отечественные историки почитают Витте, который ввел золотовалютный стандарт, как национального героя. Я считаю, что большего врага у российской экономики не было. Мы почти 120 лет уже живем по порочной эмиссионной модели, которая конституирует сырьевую специализацию нашей экономики.

Очевидный факт для всех профессионалов, кроме нашей власти, что денежное предложение должно определяться не золото-валютными резервами (только бывшие колонии и отсталые страны следуют этому правилу), а спросом на деньги со стороны экономических субъектов.

Спасибо большое за внимание.

Комментарии