Все борются за власть — мы боремся за жизнь.

Александр Закондырин о «мусорной реформе»: перерабатывать мусор, заниматься ресурсосбережением (интервью)

— Александр Евгеньевич, что делать с «мусорной» проблемой, как решать её?

— Как и во всём цивилизованном мире – перерабатывать мусор, заниматься ресурсосбережением. Меньше политизировать этот вопрос, больше делать. Создавать структуры и по сортировке, и по глубокой переработке отходов.

— «За кадром» вы говорили о проблемах по раздельному сбору мусора, могли бы здесь несколько «развернуть»?

— Всё достаточно просто, с одной стороны, с другой стороны немного сложно. Просто – потому что имеется многочисленный международный опыт. Проблема эта есть не только в России, а и во всём мире – там на неё лишь обратили внимание чуть раньше, чем в нашей стране.

А именно двадцать пять лет назад (на Западе — КМ) было принято решение, чтобы по-другому организовать сбор и утилизацию мусора — это же касается и технологии раздельного сбора мусора гражданами. Поэтому сейчас в некоторых странах существует четырёх-контейнерная система сбора отходов, в некоторых двух-контейнерная система (это связано с определённой морфологией мусора).

Если говорить о Северной Америке, то там двух-контейнерная система, и морфология мусора очень похожа на российскую. В Европе четырёх-контейнерная система, она более сложная, больше связана с деятельностью по первичной работе с отходами.

А учитывая то, что не у всех пока в Российской Федерации есть достаточно хорошие жилищные условия, чтобы и на кухне было место для хранения 4-х баков, то, я думаю, и двух-контейнерная система была бы уже определённым шагом вперёд.

Соответственно, надо создать инфраструктуру в шаговой доступности, удобную для граждан. Чтобы человек вышел из дому, стояло 2 контейнера, и было понятно – вот туда перерабатываемый мусор, а туда – не перерабатываемый. Для чего, с самого начала, надо купить контейнеры.

Однако каждый контейнер в Московском регионе стоит 22 тыс. рублей (средняя цена). И вопрос, кто купит: региональный оператор, который вывозит мусор, или организация, обслуживающая дом. Последняя – это либо ТСЖ, либо соответствующая организация, частная или государственная.

С моей точки зрения, если говорить о крупных городах, где большие объёмы «мусорообразования», государство должно найти финансовые средства, субсидировать эту деятельность. То есть, наконец, купить данные контейнеры, чтобы создать инфраструктуру, удобную для граждан.

И затем приобрести технику, чтобы раздельным образом вывозить мусор. Чтобы не получилось, что сначала разделили, а потом положили в одну машину — нужно либо две машины, либо два раза приезжать, в том числе забирать вторсырьё.

После того, как куплена техника, надо создать инфраструктуру, связанную уже с промышленной сортировкой отходов и переработкой, причём тоже с какой-то достаточно небольшой логистикой. Ведь если возить отходы за сотни километров, то расходы, связанные с транспортировкой, «съедят» любую рентабельность бизнеса.

Если же говорить о ручной сортировке – в этом случае реально примерно 30 процентов от объёма (и до 50%), или примерно 10-15 процентов (до 30%), от массы отсортированного мусора, идёт во вторичную переработку.

Для такой сортировки необходимы лишь желание и минимальные инвестиции. Последние, безусловно, есть во всех крупных городах — в Москве и Московской области совершенно точно, и в Санкт-Петербурге, и Ленинградской области, и Новосибирске, Екатеринбурге, Красноярске… Всюду, где большие объёмы «мусорообразования».

Надо понимать, что отходы собираются «кубами» – это объём, а «захораниваются» массой, в тоннах. И платим мы за вывоз в объёме, который можно сильно уменьшить за счёт упаковки — бумажной, полиэтиленовой и т. д.

То есть, если говорить о бумаге, то это вещь рентабельная, в случае разумной логистики дальнейшей сортировки — примерно 30-40 километров до места переработки. Если это незагрязнённая бумага, то легко перерабатывается, если загрязнённая, всё очень сильно зависит от степени загрязнённости, но, в принципе, тоже более-менее легко.

Однако если говорить о стекле и особенно о пластмассе, то последняя уже во многом тема не ручного труда. И это дороже, чем ручная сортировка. Это конвейерная, оптико-механическая система – чтобы определить тип пластмассы, чтобы непосредственно рассортировать по тому типу, который нужен потребителю… В принципе, пластмасса может быть перерабатываема почти неограниченное количество раз, без существенной потери её потребительских качеств.

Стекло, бутылки и всё, что с этим связано — история практически низко маржинальная, но, при определённых обстоятельствах, если у вас будут значительные объёмы производства, тоже может быть рентабельна.

…Промышленная сортировка уже ощутимо более затратная, здесь нужны большие капиталовложения, инвестиции, которые не «отобьются» быстро, около 10 лет. Ровно поэтому в 89 Федеральном законе была придумана технология региональных операторов — неких инвесторов, которые приходят в отрасль на долгосрочный период времени.

Им гарантируются финансовые средства в рамках тарифа, и эти компании строят инфраструктуру, вкладывая собственные деньги. Государство же только помогает – земельный участок, коммуникации и т. д., но не даёт прямых денег на создание инфраструктуры. А частный инвестор это делает (и это вторая «вещь»).

А для многих регионов, особенно небогатых, создать собственную инфраструктуру своими силами, без наличия богатых инвесторов — закупить оборудование, выстроить логистику и так далее – достаточно проблематично.

Тем более что многие регионы не такие густонаселённые, как в местности с достаточно высокой урбанизацией, и расстояния очень большие. То есть наличествуют большие расходы, связанные с логистикой. Например, в регионах Красноярского края — можно посмотреть на карту — многие населенные пункты находятся на серьёзном удалении друг от друга. И понятно, что расходы, связанные с транспортировкой мусора, съедают всё рентабельность этого бизнеса.

Поэтому тарифы в масштабах страны могут и должны сильно различаться. А ещё есть сельская местность, где люди вообще не привыкли заниматься утилизацией мусора цивилизованным способом, не привыкли платить за мусор — они его сжигают, в том числе не самым экологическим способом.

Моё мнение – раз есть государство, где в наличии вновь созданные публичные компании и российские экологические операторы, то они должны выстроить какую-то модель государственно-частного партнёрства, которая бы позволяла решать все эти проблемы.

Что касается третьей части — 93 % отходов «захоранивается» на полигонах, и лишь 7 % перерабатывается либо сжигается. Для цивилизованных стран, в первую очередь западноевропейских, это совершенный нонсенс.

Я был в прошлом году в городе Гамбурге, Германия, там уровень переработки отходов составляет 74,5 %. А в России, повторяю, 7 % — это вместе с «термичкой», хотя идут споры, насколько сжигать экологично. Так что если в Гамбурге 74,5%, то надо понимать, что они этим начали заниматься несколько заранее. Последний полигон был закрыт в Гамбурге в 1999 году.

— Но, всё-таки, что у нас в Московском регионе? В основном это по-прежнему полигоны?

— В Московском регионе ситуация находится практически на уровне мусорного коллапса, и происходит это уже довольно длительный период времени. Из 12 миллионов тонн отходов, которые ежегодно образуются в регионе, примерно 8 миллионов даёт Москва — до недавнего момента 93 % этого «захоранивалось» на территории Московской области – что в Москве юридически запрещено…

Есть знаменитый пример подмосковного полигона в Кучино, Балашиха, 80 % мусора которого было из Москвы – это было близко. Он и дал повод принятию определённых решений — со стороны президента РФ и губернатора Московской области.

В результате из 39 действующих полигонов в области осталось 15, остальные были закрыты вследствие отсутствия производственных мощностей. Но произошёл дисбаланс, когда Московская область больше не принимает того количества отходов из Москвы, которое там появляется.

— На ваш взгляд, что в первую очередь надо сделать, буквально уже сейчас?

— Во-первых, нужно определиться со стратегическими направлениями, что мы, собственно, хотим сделать. Есть 89 Федеральный Закон, где определена иерархия обращения с отходами.

Первое – это минимизация объёма мусора, появления этих отходов — меньше надо мусорить.

Так, есть новое жилищное строительство, и большая программа реновации в Москве. И я не понимаю, почему коллеги не могут установить в новых квартирах домах измельчители отходов, диспозеры, которые бы уменьшали объём «органики» – это более чем реально можно сделать.

КМ: «Диспозер, или диспоузер — это кухонный измельчитель пищевых отходов. Его устанавливают под раковиной и включают каждый раз, когда нужно избавиться от порции отходов. Прибор перемалывает органику и уже в жидком виде отправляет в канализацию. Установить такой прибор имеет смысл и в квартире, и в небольшом офисе, но только в городах, оборудованных системой переработки органики в компост и биотопливо. В этом случае прибор принесёт экологическую пользу: ваши очистки превратятся в источник тепла и электричества. В России такой современной системой обладает Москва.

Второе, надо, наконец, поставить контейнеры для раздельного сбора мусора.

Третье — надо построить мощности (у Москвы есть финансовые средства для этого) – по сортировке и промышленной переработке отходов.

Кстати говоря, если захоронение отходов действительно в Москве запрещено, то сортировка и переработка нет. Непонятно, почему эти мощности в Москве нельзя построить? Тем более, есть Новая Москва — площади там более чем достаточные, чтобы всем этим заниматься.

Но всё равно будет оставаться какой-то объём отходов после сортировки, так называемые «хвосты». Их надо либо термически обеззараживать (по-русски говоря, сжигать), либо отправлять на захоронение.

В Московской области есть 4 проекта, которые реализует «РТ-Инвест» — одна из структур, входящих в холдинг «Ростеха» — по строительству 4-х мусоросжигательных заводов. Они должны быть запущены в 2022 г., и власти считают, что это одна из хороших технологий решения проблем с утилизацией мусора.

Если прикинуть объёмы, то каждый завод мощностью 700 тыс. — умножим на 4, получается 2.8 миллиона тонн. А всего мусора 8 миллионов — то есть примерно одна треть будет утилизирована таким образом.

Есть ещё одна проблема – жители не хотят жить не только возле полигонов, но и возле мусоросжигательных заводов. И строительство таких заводов сопряжено с большим количеством протестов со стороны местных жителей. Они беспокоятся о своём здоровье и своих близких и считают, что подобные технологии могут быть экологически небезопасны.

Ведь относительно заявлений, что они у нас как в Швейцарии или в Вене, есть определённые сомнения. Плюс надо понимать, что в результате работы завода, основанной на технологии сжигания на колосниковых решётках (а она именно такова), выпадает некоторые количество токсичной золы. То есть примерно 20-25 процентов от объёма сжигания, третий класс опасности, которую тоже надо где-то захоронить.

Плюс Московское правительство прорабатывает проекты, связанные с невозможностью захоронения таких объёмов в Московской области, то есть о дальнем захоронении в других регионах. Такие проекты во Владимирской, в Калужской области, есть и небезызвестный проект в Архангельской области под названием Шиес — 1 300 км от Москвы.

Вот мы с вами беспокоились по поводу рентабельности перевоза мусора на сотни километров, а тут коллеги прорабатывают на расстояние в 1 300 км. Но какая смешная ситуация — хотя жителям Архангельской области такой не кажется — они почему-то тоже не хотят жить возле такой же структуры. Например, возле полигона (на ж.д.станции Шиес), который находится в 32 км от посёлка Урдома в Архангельской области…

— Что по поводу возможного восстановления сбора стеклотары, макулатуры и другого вторсырья за деньги?

— Там есть проблема, связанная с НДФЛ, с НДС, то есть с налогообложением — в связи с действующим законодательством, при сдаче вторсырья мы должны заплатить ещё и налоги. Сейчас коллеги пытаются упростить через поправки к закону, но вопрос не столько о том, будут за это платить и сколько платить, вообще не только о финансовой мотивации людей, согласных этим заниматься…

Я думаю, что здесь должен быть и «кнут», и «пряник». «Кнут» заключается в том, что мы очень чётко понимаем – если будем не раздельным образом собирать отходы, то утилизация отходов будет стоить совсем других денег.

Приведу пример. Сейчас средняя семья московская платит примерно 300-350 руб. — при достаточно нормальной жилплощади — за утилизацию отходов в месяц (это стоимость в рамках коммунальных платежей). А в Гамбурге, при том, что вся инфраструктура построена, полигонов с 1999 г. нет, это уже стоит 30 евро с домовладения, то есть 2 200 – 2 300 рублей. Разница очень существенная, примерно в 15-20 раз.

Поэтому надо уменьшать объём мусора, его сортировать. А «пряник» — тех людей, энтузиастов, которые этим будут заниматься, надо поощрять. Я только за то, чтобы платили деньги за вторсырьё, макулатуру, стеклотару – это хорошая советская традиция.

Вопрос только в том, что в Советском Союзе не было никакой системы организации работы с отходами — всё проблемы, пришедшие к нам из-за полигонного захоронения, не сейчас появились. Именно в советское время допускалось большое количество мест размещения мусора, например, на старых песчаных карьерах. Но если и не в самых лучших (обоснованных) местах размещались полигоны, то хоть как-то за этим следили.

Однако проблема между советской и российской реальностью заключается ещё и в том, что тогда это была государственная структура, а сейчас частная. Оказалось, что для людей, считающих, что это уже их «парафия», всё продолжилось, как и раньше, только деньги стали уходить уже в их, то есть частные руки.

И хотя в рамках тарифа, который был предусмотрен, в том числе была и строчка – «на рекультивацию», но когда полигоны заполнились, то мы рекультивацией почему-то опять за государственный счёт занимаемся… (ред.)

…Разговор с Александром Закондыриным получился весьма богатым и насыщенным – и если бы мы не договорились о жёстких временных рамках, мог бы продолжаться ещё долго. Видно, что человек не только полностью «в теме», но и искренне переживает о проблеме.

Источник: https://sm-news.ru/filosofskij-kamen-separacii-ili-zoloto-iz-musora-3735...

Комментарии