Все борются за власть — мы боремся за жизнь.

Экостратегия длиной в 30 лет

Стратегию экологического развития России на период до 2050 года готовит российское правительство, заявил на международном форуме «Российская энергетическая неделя» в Москве 2 октября министр энергетики РФ Александр Новак. Как сообщает информационное агентство «Интерфакс», в документе будут учитываться требования Парижского соглашения по сокращению выбросов парниковых газов.

Напомним, Парижское соглашение по климату предусматривает необходимость начать ограничивать выброс парниковых газов, получаемых в результате промышленной деятельности человека, до уровня, который деревья, почва и Мировой океан могут переработать естественным образом. В сентябре 2019 года председатель российского правительства Дмитрий Медведев, подписав постановление о ратификации соглашения, отметил, что для России важно участвовать в борьбе с изменениями климата, угрожающими жизни людей.

Между тем ученые предупреждают: на выброс парниковых газов в атмосферу может повлиять процесс таяния вечной мерзлоты на территории России. Как пояснил информационному агентству РИА Новости ведущий научный сотрудник Арктического и антарктического научно-исследовательского института Алексей Екайкин, в вечной мерзлоте содержится много углекислого газа и метана, и никто точно не может оценить его количество. При таянии мерзлоты эти газы высвободятся, поэтому важно сделать так, чтобы процесс таяния не ускорялся.

О том, насколько важно для России учесть при разработке Стратегии требования Парижского соглашения, а также о том, почему выбран столь большой срок действия Стратегии и насколько срочно нужно решать проблемы, о которых сейчас говорят ученые, рассказал Александр Закондырин, лидер "Альянса Зеленых", заместитель председателя Общественного совета Минприроды России.

«Тот факт, что российские власти занимаются стратегическим планированием на несколько десятилетий вперед, безусловно, радует. Это правильно; до сих пор единой логической стратегии развития России в том числе в сфере экологии действительно пока не было – были только фрагментарные документы, которые давали каждый в своей области определенное понимание планов властей и ориентиров по развитию. А необходимо учитывать глобальные вызовы, с которыми сталкивается страна, и важность Парижского соглашения, которое пришло на смену Киотскому протоколу 1992 года.

Да, относительно ратификации этого соглашения в мире были большие споры – не только Россия раздумывала над тем, стоит ли это делать. В Соединенных Штатах эта тема также вызвала много дискуссий. В результате президент США Дональд Трамп официально отказался от продолжения участия США в Парижском соглашении. В то же время некоторые отдельные штаты – как, например, Калифорния – соглашение все равно поддерживают. И это не только возможно в американских реалиях, но и существенно: та же Калифорния по объему экономики, валовому продукту превышает многие страны.

То, что Россия присоединяется к этому глобальному соглашению (которое как раз имеет границу в 2050 год – это первый его горизонт планирования, а второй находится на уровне 2100 года), хорошо. Соглашение предусматривает, что к 2050 году необходимо предпринять определенные действия: произвести экологизацию промышленности, сократить объемы выбросов в абсолютных значениях (а к 2100 году – практически сделать экономику «безуглеродной»). Это достаточно долгий и сложный процесс, и Россия в нем – один из ключевых игроков.

С одной стороны, мы является четвертыми или пятыми в списке стран-лидеров по вредным выбросам в атмосферу. С другой стороны, надо понимать, что в то же самое время Россия является и мировым донором в сфере экологии – за счет большого количества зеленых насаждений и лесных угодий мы многое компенсируем для мира, наравне с лесами Амазонки и Канады. Так что мы одновременно являемся и одним из крупнейших загрязнителей, и одним из крупнейших доноров. У других стран такого сочетания нет.

С учетом этого мне кажется, что требования Парижского соглашения являются достаточно разумными. Российская экономика может адаптироваться к требованиям по сокращению углеродного следа, и это, безусловно, будет иметь позитивные последствия с точки зрения модернизации и экологизации производства. Во многом этот процесс уже начался: если вы возьмете национальный проект «Экология», то увидите, что крупнейшей статьей расходов на этот проект (2,4 триллиона рублей до 2024 года, насколько я помню) является статья расходов на внедрение наилучших доступных технологий, то есть, по сути, на модернизацию российской промышленности.

Эти технологии имеют отношение, в частности, к проблеме чистоты воздуха в наиболее загрязненных городах. В России, по статистике, таких городов двенадцать. В их число входят Норильск, Липецк, Красноярск, Чита, Челябинск, Нижний Тагил – города достаточно крупные, и тот факт, что у нас будет единый план, единая стратегия, документ, учитывающий перспективу для нескольких поколений в том числе и в интересах жителей этих городов, кажется мне очень обнадеживающим. Это правильный подход, он дает хороший задел на будущее. Тем более что, помимо вопросов об антропогенном воздействии на климат, влиянии на него промышленного производства, есть и вопросы, связанные с ростом урбанизированных территорий, в том числе в России.

Источник: https://davydov.in/nature/ekostrategiya-dlinoj-v-30-let/
Да, в городских агломерациях главной оказывается не проблема влияния промышленного производства, а проблема транспорта, но и эта проблема является экологической. Например, в Москве проблема загрязнения воздуха связана именно с автотранспортом. И решая проблемы логистики, улучшения транспортной доступности, город решает и проблемы экологической ситуации.

Есть у нас проблемы, связанные с реабилитацией водных объектов. У нас, прямо скажем, не очень хорошая ситуация с Волгой, Доном, Енисеем, Леной; есть проблема Байкала – а мы понимаем, что Байкал – уникальный объект, крупнейший природный резервуар пресной воды в мире. Все эти вопросы также требуют внимательного отношения и проработанной экологической концепции, долгосрочной стратегии в области экологии. У нас пока существуют документы, которые рассматривают способы решения этих проблем только до 2024 года.

Не менее актуальны вопросы, связанные с отходами. Некоторые страны, в том числе находящиеся в Центральной Африке, вводят уголовную ответственность за использование пластиковых пакетов. У нас пока достаточно активны лоббисты, которые убеждают, что в пластике будто бы нет вреда, а мы, мол, просто еще не научились его правильно перерабатывать и не создали структуру для него переработки – а так, мол, он может перерабатываться многократно, и это будет не менее экологично, чем вырубка деревьев и производство целлюлозы для изготовления бумажных пакетов. Правда, весь мир пока движется в ином направлении и помнит о проблемах пластиковых островов к океане – плавающих куч пластиковых отходов, которые по площади уже превышают некоторые страны и вскоре, похоже, будут больше некоторых континентов.

Так что вопросы реорганизации системы обращения с отходами требуют уже пристального внимания. И в России, к сожалению, эта проблема тоже уже стоит очень остро. У нас началась «мусорная реформа»; она идет не без сложностей, но то, что за последние несколько лет начало делаться в этой сфере, может через пять-десять лет привести к реальным результатам, к запуску нормальной системы по мусоропереработке и вторичному использованию отходов. К тому же где-то близко к этому времени в России будет запущена нормальное разделение при сборе, нормальная сортировка и нормальная переработка собранного мусора. Да, это не делается в один день, но то, что сейчас это начали делать, дает возможность предположить, что к 2050 году в России будет функционировать нормальная система переработки отходов.

А есть еще проблема таяния вечной мерзлоты, о которой сейчас много говорят. В нашей стране находится крупнейший в мире город, построенный за Полярным кругом, – это Мурманск, где проживает несколько сот тысяч человек. Сейчас оттуда ежегодно уезжает четыре-пять тысяч человек, но нынешний губернатор Мурманской области заявил о намерении переломить эту тенденцию и добиться более динамичного развития города. Возможно, ему удастся нечто сделать, однако следует учесть, что таяние вечной мерзлоты может привести к изменению системы организации жизни как неосвоенных, так и на уже освоенных территориях.

Климатические изменения вообще имеют циклический характер, если брать в большом масштабе, хорошо видно, что они относительно часто происходят. Не так уж давно в историческом понимании, например, на Гренландии выращивали зерновые культуры, а сейчас этого нельзя даже представить. Однако сейчас идет потепление, и мы должны адаптироваться к формирующимся условиям, а также посчитать влияние факторов антропогенного воздействия на условия жизни ближайших поколений. И одна из целей таких документов, как намеченная Стратегия – это, безусловно, оценка подобного влияния.

Так что появление подобного документа – это хороший сигнал о том, что у руководства страны есть понимание всей это весьма разнообразной проблематики, связанной с экологией», – сказал Александр Закондырин.

Комментарии