Все борются за власть — мы боремся за жизнь.

Александр Закондырин: Сегодня избиратели проголосуют за того, кто пообещает закрыть полигон или не строить мусорный завод

Спустя год после старта в стране реформы по обращению с ТКО Дмитрий Медведев в числе регионов с критической ситуацией назвал Кубань и Дагестан. В чем причина пробуксовки реформы в большинстве регионов и в каком случае мусорные проблемы становятся политическим фактором, объяснил эколог Александр Закондырин.

«Первая проблема – некачественная проработка территориальных схем со стороны чиновников. Нередко эти схемы рассчитаны не совсем с точки зрения реальности. Есть вопросы к логистике, не везде правильно посчитаны инвестиции по инфраструктуре, и из-за этого возникает большое количество вопросов с тарифами. В частности, тарифы в Дагестане и Красноярском крае различаются, и существенно. Во многом это связано с тем, что есть труднодоступные места, большая территория, где от места образования отходов до места захоронения значительное расстояние.

Вторая проблема – это непрофессиональные участники рынка, которые просто услышали где-то, что это выгодный бизнес, маржинальный, но не готовы к сложностям этого бизнеса. У таких региональных операторов нет собственных полигонов, нет четких договоренностей, куда мусор будет легально вывозиться.

Есть проблема и политическая. Она связана с темой доверия к власти и принимаемым ею управленческим решениям. Никакой нормальный человек не хочет жить ни у полигона, ни у мусоросжигательного и мусороперерабатывающего завода, даже у зоны сортировки или перегрузки. Люди говорят: вы, пожалуйста, все это можете строить, но не рядом с моим домом. Банальная и естественная боязнь за жизнь и здоровье свое и близких.

Если мы возьмем проблемы Кубани, то, например, в Сочи нет своего полигона. Ближайший находится в сторону Краснодара, примерно 220 км от Сочи по горному серпантину. Есть два варианта: либо строить мусоросжигательный завод, но надо убедить местных жителей, что это будет безопасно, и найти место, где это можно построить, либо что-то придумывать с объемом мусорообразования и логистикой, например, есть железная дорога, можно по ней возить.

В итоге очевидно, что «мусорный» протест может быть везде, где живут люди. Если с ними изначально не разговаривают, не обсуждают управленческие решения, уровень доверия к принимаемым решениям властей со стороны населения низкий. Нет никаких позитивных примеров, что где-то создана нормальная цивилизованная инфраструктура. Очевидно, что люди будут беспокоиться. Это нормально для любого человека хоть в Дагестане, хоть в Москве.

И вот тогда «мусорная реформа» становится фактором политической жизни региона. Если в регионе есть проблемная точка, подобная «Шиесу», или в каком-то конкретном населенном пункте есть проблема с отходами, нецивилизованно все организовано, либо говорят, что будут там строить мусоросжигательный завод, то участники избирательного процесса с опаской будут смотреть на такие планы властей и проголосуют за того, кто пообещает закрыть полигон и не строить завод».

Источник: http://m.club-rf.ru/opinions/1651

Комментарии