Все борются за власть — мы боремся за жизнь.

Закондырин о климатической конференции в Глазго: это не только большая политика, но еще и большой бизнес

Редакция PublicO побеседовала с председателем Общественного совета при Минприроды России Александром Закондыриным на тему прошедшей в Глазго 26-ой конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (COP26), ее результатах и новой глобальной метановой инициативе, которая предполагает сокращение выбросов этого газа на 30% к 2030 году. Напомним, инициированное США соглашение поддержали почти 100 стран, однако Россия, Китай и Индия пока не присоединились к этому списку.

«Закончилась климатическая конференция в Глазго, и несмотря на то, что президент России участвовал в ней в режиме онлайн (что, кстати, является гораздо более экологичным, нежели полеты в Шотландию на суперджетах, которые позволили себе другие мировые лидеры), на уровне правительств идет системная работа. В рамках Парижского соглашения Россия является последовательным участником, в отличие от США, которые то входят, то выходят из него. Последовательно мы выполняем и Киотский протокол многие годы. Россия в принципе одна из немногих стран, которая его исполнила, во многом даже навредив своей промышленности. США, Канада, Франция, Китай и многие другие исполнять Парижское соглашение не стали, считая это декларативной задачей», — отметил Закондырин.

Он добавил, что Россия действует последовательно, исходя из логики реальных возможностей – углеродной нейтральности к 2060 году, а не занимается пиаром. По словам Закондырина, некоторые страны просто называют даты и не предпринимают никаких действительных шагов по достижению целей. Хотя эти страны не находятся под санкциями, в отличие от России.

«Наши европейские коллеги выстраивают систему углеродного регулирования и считают СО2, который в объеме парниковых газов составляет 80%. У России большие планы по этой части, и очень важно, чтобы наша система углеродного регулирования, которая сейчас выстраивается, была верифицирована коллегами из Европы, чтобы мы могли посчитать выбросы единым образом, и у наших компаний, которые экспортируют в ЕС, не возникало вопросов с двойным налогообложением, углеродным налогом и т.д. Китай, к примеру, уже согласовал с европейцами свою национальную систему, и нам нужно догонять его», — указал глава Общественного совета.

Закондырин пояснил, что «все это не только большая политика, но еще и большой бизнес». Например, Австралия, которая является крупным производителем угля и конкурентом России на этом рынке, заявляет, что российская угледобыча неэкологична. Катар хочет поставлять газ в ЕС и рассказывает о вреде «Северного потока-2». При этом никто не критикует газотранспортную систему Украины, которая явно устарела, и износ оборудования которой, действительно, очень высок, отметил эксперт. Несмотря на такие противоречия, Россия все равно системно ведет диалог с другими странами. Есть общее взаимопонимание, есть выработанные договоренности, дорожные карты и т.д.

«Относительно метановой инициативы, то можно сказать следующее: выброс метана в объеме парниковых газов составляет 15-17%, это плавающая цифра. Если выбросы СО2, в первую очередь, происходят в энергетическом секторе, то выбросы метана в сельском хозяйстве. Для того, чтобы правильно посчитать все инициативы по СО2 и метану, нужно обратиться к Парижскому соглашению, где указано удержание планки увеличения температуры не более 2 градусов к 2050 году. Мы уже взяли на себя обязательства в рамках Парижского соглашения. Брать новые, пока не посчитана поглощающая возможность наших лесов и болот, не имеет никакого смысла. Это просто невыгодно. Позиция нашей страны последовательна: Парижское соглашение, Киотский протокол — мы исполняем все экологические договоренности», — подытожил Закондырин.

Источник: https://publico.ru/ecology-and-climate/zakondyrin-o-klimaticheskoj-konfe...

Комментарии